Презентация по философии истина

Поскольку три позиции уже достаточно четко определены, думается, что каждый, претендующий на авторское Введение в историю философию, должен определиться, какой из подходов он выбирает. Многие древние мусульманские, тюркские города и исторические памятники разрушены. Иначе сколь бы долго я не повторял чужие слова, их содержание останется для меня истиной только в себе — предметом веры. Аристотель, а потом Гегель. Но Гегель ближе к нам он ближе к нам, он ближе к нашим всем заморочкам, простите, я несколько, может быть, вольно выразился. Когда речь идет собственно о философии, о философском опыте Олега Евгеньевича – собственно, вот это и надо, наверное, принимать за точку отсчета. Центр системы напоминает такой центр тяжести, который задействует собственное движение, открывается в собственном смещении, а не в намеренной дефокусировке.

Гончаров в статье «Мильон терзаний» писал: «Чацкие живут и не переводятся в обществе». И каждое поколение имеет своих Чацких, ищущих истину. Легко заметить, что Cogito выполняет оба этих требования логики «чистого языка сообщества»: быть без кода, устранив всякую возможность образования дискурса паролей, и быть в стороне от творчества, вдалеке от «злого гения», презентирующего бесконечный и непрерывный поэзис. Чтобы подняться на ступень науки, сознание учащегося должно родиться свыше, когда достоверность его духа стала бы равной логической истине, как и относительная истина духовной ступени студента стала бы тождественной достоверности понятия в мышлении, пишет Гегель. Философия у них «где-то там», они все время ее отодвигают, так или иначе. И русская религиозная философская мысль также отмежевывается… А претензия французов как раз – включится, быть философом.
Потому что если мы говорим о Сыне, то тем самым подразумеваем, что Сын рожден от Отца, и тем самым, как будто бы выбивается основной арианский тезис. Но он выбивается только на время и в каком-то одном пункте. Это теория двойной истины. Но тогда надо развести абсолютно богословие и философию. Олег Евгеньевич пишет о том, что темы свободы и личности должны зацеплять читателя, я думаю что они, прежде всего, зацепили и зацепили на всю жизнь именно Олега Евгеньевича. Именно поэтому, по глубокому убеждению автора, как средоточие богословского дискурса, Личность Иисуса Христа определяет не только содержание этого дискурса, но и сам метод исследования в христианском богословии. Так вот существует определенное представление традиционное, сложившееся, о котором Вы помянули, что философский дискурс философствования вообще существует в определенной традиционной форме, скажем так, философского трактата. Таким образом мы сможем донести до сведения общественности исторические реалии». Помощник президента Азербайджана сказал, что в мире наблюдается безразличное отношение к древним мусульманским городам и историческим памятникам: «Это очень прискорбно.

Похожие записи: